(C) Оксана С. Попова, Сергей В. Попов. 20014 г.

 

ПОПОВСКИЕ НЕДУГИ

Вышел в свет новый сборник постоянного автора портала «Православие.ру» протоиерея Сергия Адодина «Быть попом: Нежалобная книга» – автобиографические заметки в форме коротких притч: назидательных, философских, лирических, комических. Представляем читателям один из фрагментов этой книги.

Они существуют, поповские недуги, их очень много.

Кто-то из попов, например, не любит исповедовать. Ведь некоторые прихожане привыкли просто перечислять грехи. Без попыток что-либо исправлять в своей жизни. Другие каются «делом, словом, помышлением». Стоит только спросить: каким делом, что за слово и что за помышление такое? – и человек может впасть в ступор. Иной скажет, что всеми грехами грешен. Мой друг на это обычно отвечает:

– Ой, тогда вам нельзя причащаться.

– Как это? Почему?

– Ну, вы же от Христа отрекались, людей убивали.

– Я? Да вы что?!

– Вы же только что сказали, что всеми грехами согрешили…

С другой стороны, если вообще не слушать, в чем люди каются, можно и забот не знать. Знай только накрывай епитрахилью. Пусть другие попы разбираются, если им надо. А моя хата с краю. Бывает и такое, к сожалению.

Кто-то не любит венчать. Приходят, мол, нехристи. Не знают, куда встать, когда крестное знамение на себя наложить. Да и всё одно: аборты будут делать, изменять друг другу, а потом разведутся. А архиерей спросит: «Кто венчал? Ах, отец такой-то? А ну-ка иди сюда». Повенчайте кто-нибудь за меня, а?

Кто-то терпеть не может отпевать. Скорбь, слезы. Как всегда, над гробом истерика будет. Зеркала занавешены зачем-то, на столе языческий стакан с водой и хлебом, под гробом топор лежит или замок, на поминках водку пить будут, ругаться из-за наследства. Да и запах нехороший опять же.

Кто-то избегает бесед с прихожанами. Ведь это отнимает время, силы, нервы. Да и вопросы зачастую сложные попадаются. Надо много читать, следить за церковными (да и светскими) событиями, знать синодальные документы.

Кто-то не любит проповедовать. Ну не знает он своей паствы, не интересуется их духовным состоянием. Нечего ему сказать нелюбимым своим пасынкам и падчерицам. А ведь даже неученые батюшки радеют о воспитании своих чад, хоть и говорят с амвона порой косноязычно.

Всякие недостатки встречаются в среде духовенства. Ведь они такие же люди. Воспитывали их, мои дорогие читатели, ваши соседи. Ходили будущие пастыри в те же школы. Читали те же книги. А многие из них оканчивали те же вузы. И недостатки у попов и мирян бывают одинаковые в силу того, что все мы слеплены из одного и того же теста. Да и миром мазаны мы во время крещения тоже одним и тем же.

Галина, моя хорошая знакомая (слово «подруга», к сожалению, имеет обыкновение расцениваться в неправильном ключе), попросив подписать ей подаренную мной книгу «Ворваться в рай», сказала:

– Укажи там, что мы с тобой друзья, а то никто не верит, что у врача может быть друг священник.

– Конечно, не верят, – ответил я, – ведь попы сюда прилетают с Марса. Разве что тебе придется сказать, что ты залетала туда по делам и мы там случайно пересеклись.

Потрудись, пастырь, над собой – и узнаешь, как вынимать чужие соринки. А вынимать надо! На то ты и поставлен Богом

Но вернемся к поповским недостаткам. Чего бы там ни любил делать священник, а это – его работа, его призвание. Его жертва перед Богом, которую он обязан принести. Избегать своих обязанностей – грех. Списывать свое нерадение на чужие немощи – нехорошо. Потрудись, пастырь, над собой – и узнаешь, как вынимать чужие соринки. А вынимать надо. На то ты и поставлен Богом – учить, исправлять и вести за собой. А прежде ты сам должен внимательно смотреть, идешь ли за Христом или в какую другую сторону.

В противном же случае, как однажды метко сказал мой друг протодиакон Павел Каратаев: «Если батюшка тяготится своим служением, может, ему профессию сменить?»

Сам-то я понемногу страдаю всеми перечисленными тут поповскими недугами. Понемногу, оттого со стороны это бывает незаметно. Но мысль о смене своего служения на какое-то другое, слава Богу, всё еще приводит меня в ужас. Не представляю себе, чем бы я занимался, окажись вдруг лишенным сана.

Однажды епископ Владимир (Агибалов), будучи еще ключарем Знаменского собора города Кемерово, сказал мне в частной беседе, что не представляет себя вне священного сана:

– Без креста я – никто.

Меня его слова очень поразили, ведь я знал, что у него помимо богословского образования за плечами был исторический факультет госуниверситета. С тех пор я всегда повторяю, оплакивая свои грехи и духовные немощи:

«Помоги мне, Боже, удержаться в сане! Ведь я без креста – никто».

 

Актуальная аналитика